Интервью

Интервью, Наука и жизнь, Транспорт Владимир Тарадонов: «Суша практически вся уже истоптана»

08.08.08 01:13

Владимир Тарадонов

Как мы уже сообщали, в научно-исследовательской лаборатории Санкт-Петербургского государственного морского технического университета разработали концепт легкой субмарины Blue Space. Подводный аппарат будет работать за счет мускульной тяги, приходя в движение усилиями двух членов экипажа.

О перспективах подводных исследований и о будущем Blue Space редакции metkere.com рассказал руководитель проекта Владимир Тарадонов.

— Над чем вы сейчас работаете?

— В настоящее время мы испытываем в бассейне университета модифицированную модель подводного аппарата.

— Как продвигается процесс поиска инвесторов? Кому больше интересен проект — иностранным компаниям, отечественным фирмам или государству?

— Процесс поиска инвесторов идет туго. Определенный интерес к проекту проявляют в основном иностранные компании и частные лица. Отечественные компании, а тем более государство вообще практически не интересуются этим проектом.

— Существуют ли западные аналоги вашего аппарата?

— Аналогов непроницаемых туристических подводных аппаратов с мускульным или совмещенных приводом в мире нет. Хотя уже начали появляться за рубежом маломестные аппараты с обычными винтовыми движителями и подруливающими устройствами, которые требуют относительно много энергии, а, следовательно, и достаточно много тяжелых и габаритных аккумуляторных батарей.

— А чем отличается Blue Space от других проектов?

— Отличие проекта Blue Space от известных существующих подводных аппаратов заключается в том, что тяга в нем реализуется на всей поверхности аппарата в районе его носовой оконечности вследствии действия известного эффекта Коанда.

— Какие перспективы вы видите у исследования океанских глубин?

— Люди будут стремиться узнать две трети неизвестной поверхности земного шара. Суша практически вся уже истоптана.

— Может ли Россия сыграть заметную роль в освоении океана?

— Шансы России в этом направлении прямо пропорциональны интеллекту властных структур и «денежных мешков» страны.

Интервью, Книги, Люди Ален де Боттон: «Путешествуйте в одиночестве»

05.08.08 12:59

Ален де Боттон
Фото: Charlotte de Botton.

У английского писателя Алена де Боттона есть замечательное качество: его книги вдохновляют на новые открытия. Произведения де Боттона, такие как «Искусство путешествий», «Беспокойство о статусе», «Утешение философией» и другие, объединяют личный опыт автора и его исследование работ мыслителей, художников и поэтов прошлого.

В интервью metkere.com Ален де Боттон рассказал о том, что хочет изменять ощущения людей, мечтает полететь в космос и советует путешествовать в одиночестве.

— Над чем вы сейчас работаете? Что станет предметом вашего интереса после любви, философии, путешествий и архитектуры?

— Мои интересы могут показаться очень разнообразными, поэтому естественным будет спросить: "Как же вы решаете, о чем писать? " Есть две темы, к которым я постоянно возвращаюсь. Во-первых, как мы справляемся с тем, что причиняет боль? А во-вторых, давайте радоваться прекрасному и хорошему. Поэтому как писателя меня интересуют страдание и наслаждение. К тому же, я очень «личный» писатель, так что меня всегда мотивируют собственная боль и радость.

Недавно я закончил книгу «Удовольствия и муки работы». Это такая попытка понять современное рабочее место, насколько странной в масштабах истории является роль, которую играет работа в наших жизнях. Я провел два года, беседуя с людьми за работой и фотографируя их, и результат, надеюсь, очарователен. Книга выйдет в оригинале в марте 2009 года, а русский перевод появится в 2010 году, если мне повезет.

— На днях в Лондоне открылась «Школа жизни», в рамках которой ряд экспертов, в том числе и вы, будут делиться «идеями для жизни». Можете рассказать подробнее о школе? Почему вы решили участвовать в этом проекте?

— Я практичный писатель. То есть, я хочу писать, чтобы изменять людей каким-либо образом. Я хочу, чтобы они увидели мир чуть иначе. Становясь старше, я все больше понимаю, что, конечно, на людей влияют не только книги, которые они читают.

В обществах существует определенный «климат мнений», поэтому тому, кто заинтересован в изменении человеческих ощущений, придется в какой-то момент уделять больше времени политике. Моим ответом на эту новую политическую восприимчивость стало объединение с людьми, открывшими в Лондоне «Школу жизни».

>

Идея школы в том, чтобы бросить вызов традиционным университетам и переосмыслить знания, приблизив их к реальной жизни, уйдя от «знаний ради знаний». Проще говоря, это организация, которая пытается дать людям то, что, на мой взгляд, должны давать им университеты: чувство направления и житейскую мудрость с помощью культуры.

— Ваша книга «Искусство путешествий» больше о поэзии и философии, чем собственно о путешествиях. Почему вы выбрали такой способ повествования?

— Мне нравится соединять мои идеи с очень конкретными, практическими сторонами жизней людей. Например, сегодня люди проводят ужасно много времени, думая об отпуске. Мне кажется, что такие поездки, очень банальные с одной стороны, на самом деле несут в себе массу интересных и важных историй: роль денег в счастье, то, как мы запоминаем места, идею экзотики, роль литературы в формировании наших представлений о том, что интересно...

Результатом стала книга, которая является как трактатом об искусстве, литературе, философии, так и, надеюсь, крайне практичным и даже приятным взглядом на путешествия.

— Говоря о путешествиях, куда бы вы хотели попасть, хотя знаете, что это невозможно?

— Было бы чудесно наблюдать землю из космоса — и таким образом понять огромный масштаб, по сравнению с которым теряются наши повседневные дела. Вернувшись на Землю, всегда можно будет вспоминать эти образы для придания перспективы происходящему.

— Куда бы вы посоветовали поехать лучшему другу?

— Я посоветую другу путешествовать одному, а не с группой. Путешествие в одиночестве пугает и дезориентирует, но эта дезориентация может подарить самые ценные впечатления.

— У вас есть любимый сувенир из ваших путешествий?

— Я помню некоторые образы пустыни Синай, которую посетил, когда мне было 18. Ее грандиозность и пустота до сих пор меня впечатляют, и в суете городской жизни я иногда наслаждаюсь этими образами древней природы.