Люди

Люди, Фото Отверженные

18.04.08 02:49

Отверженные

Фотографии: Lucky S. Michaels

С 2003 по 2006 год фотограф Лаки Майклз (Lucky S. Michaels) работал в ньюйоркском приюте для геев, лесбиянок и транссексуалов Sylvia’s Place. За три года он сделал около 4 тысяч снимков, часть из которых вошли в книгу Shelter, рассказывающую о жизни обитателей приюта.

Отверженные

Бенджи оказался на улице после того, как отец выгнал его из дома, узнав, что сын – гей. Он подсел на метамфетамин, а бойфренд-адвокат заразил его ВИЧ. В приюте он стал «мэром».

13978067.5feabbd99d68f1efa0fda1903e3bfd66.1208461662.d73308eab73ea733239b25d966bdeda3

В 2005 году в Sylvia’s Place прошел показ мод. Обитатели приюта по такому случаю переделали пожертвованную им одежду.

Люди, Факты Каждый пятый

17.04.08 01:18

Все уже знают, что каждый пятый россиянин никогда не был в театре. Но есть другой удивительный факт, о котором многие пока не догадываются: каждый пятый британский ребенок никогда не был в деревне!

update: Ну и еще немного статистики – каждый пятый ученый употребляет расширяющие сознание препараты. Это многое объясняет.

Люди, Этнография Их не догонят

16.04.08 20:51

scooter_afp466.jpg

Продолжаем разговор о спортсменах из далеких уголков нашей планеты. На фотографии чуть выше изображен, как вы, вероятно, уже поняли, член племени игорот Роберт Дуюган (Robert Duyugan). На своем деревянном скутере он участвует в традиционной гонке на Филиппинах.

Игорот известны своими поделками из дерева; как видите, их средства передвижения мало чем уступают продукции российского автопрома.

Надо будет попробовать сконструировать такую штуку во время отпуска в деревне, пожалуй.

Бизнес, Люди Опять Терминал Пять

16.04.08 00:19

British Airways уволила двух топ-менеджеров – операционного директора Гарета Кирквуда (Gareth Kirkwood) и директора по клиентскому сервису Дэвида Нойса (David Noyes) – из-за проблем, возникших после открытия пятого терминала Хитроу. В компании говорят, что теперь на обе эти должности будет назначен один человек.

Несколько дней назад British Airways заявила, что откладывает запланированный перевод большей части дальних рейсов в новый терминал до тех пор, пока технические проблемы там не будут решены.

Наши постоянные читатели, вероятно, поняли, что мы пишем об этой надоевшей всем (ну, кроме, пожалуй, пассажиров в Хитроу) теме только для того, чтобы сослаться на блог бывшего главного редактора журнала «Афиша-Мир» и будущего главного редактора журнала «Афиша-Еда» Алексея Зимина.

В конце марта бывший/будущий редактор дважды упоминал злосчастный терминал:

«Пятый терминал – тоже вполне людоедское сооружение – циклопический ангар с высоченными потолками, винтами, сталью, просвечивающими лифтами и прочими стигматами актуального аэропортового дизайна, – писал, в частности, Алексей Зимин. – Есть, правда, двор, а-ля готический клойстер, где прямо из асфальта растут высоченные серебристые деревья без листьев. В клойстере можно курить, кстати говоря».

«Терминал, стоивший четыре с половиной миллиарда фунтов и обещавший стать символом стратегии Open Sky – «открытого неба» Европы, – вместо запланированных прибылей в первый же день работы принес несколько сотен миллионов убытка», – пересказал в паре строк одну из самых актуальных историй последних двух недель господин Зимин.

Люди, Этнография Марафон без львов

15.04.08 19:03

Marathon1AFP_450x467.jpg

Фото: metro.co.uk

Шесть воинов масаи впервые в жизни покинули Танзанию, чтобы принять участие в Лондонском марафоне. Они планировали заработать деньги на строительство колодца в их деревне Элуаи. Их двадцатичетырехлетний вождь Исайя вел дневник, который опубликовала газета Guardian, а мы сделали его неловкий перевод.

4 апреля: прибытие в Лондон

Самолет был таким большим и страшным, что я закрыл глаза. Моя семья не хотела, чтобы я отправился в Англию, потому что они никогда раньше не видели самолетов. Наши старейшина сказали, что мы можем пробежать марафон, поскольку мы все время бегаем, когда охотимся на львов или пасем скот. Иногда я бегу два или три дня со своим стадом, защищая его от львов. Мы можем помочь деревне собрать деньги на бурение скважины, поэтому все мы упорно тренировались.

В аэропорту Хитроу очень людно и трудно ходить по полу, потому что кое-где он движется. Ты идешь и в следующий момент он уезжает из-под ног! Трудно на него вставать и сходить, зато очень хорошо, когда ты на нем.

5 апреля: посещение фермы в Кенте и тренировки

Я очень скучаю по мясу и крови. Не по овощам, потому что это еда для женщин. Здесь есть молоко, но кровь все же лучше – она дает энергию. Английский чай с сахаром вкусный и мы попробовали овсяные хлопья, но лучшая еда – это круассаны. Я хотел увидеть местных коров, потому что они очень важны для нас. Но они оказались очень маленькими. Лошади здесь как большие зебры со странными металлическими копытами.

Погода здесь странная – из окна выглядит теплой, но снаружи очень холодно. Гораздо лучше, когда мы бегаем или принимаем душ. О душе мы раньше слушали, когда нам рассказывали про Англию. Нам сказали быть осторожнее: если включить горячую воду, то будет очень горячо, а если холодную – станет очень холодно. Это правда.

6 апреля: интервью с местной прессой и экскурсия

Все в Англии дружелюбны и улыбаются. В этом они схожи с культурой масаи, единственное отличие – то, что они белые. И здесь люди зависят от денег, а дома мы не покупаем еду. Люди относятся к нам с интересом, всегда спрашивают, зачем мы приехали.

7 апреля: встреча с национальными и международными СМИ в Лондоне

Все журналисты задают одинаковые вопросы. Они спрашивают, почему у нас странная обувь и щиты, спрашивают про кровь и львов. На Трафальгарской площади они спросили: «Что вы думаете о бронзовых статуях львов?» Но что я мог ответить? Это не настоящие львы. Я не против, что мы интересны им, но мы здесь не для того, чтобы быть экспонатами выставки.

8 апреля: смена караула у Букингемского дворца и посещение Парламента

Все фотографируют нас, а не солдат и лошадей. Мы смотрим на их культуру и все смотрят на нас. Парламент это здания в Лондоне. Они построены из очень надежных материалов. Мы очень надеялись увидеть королеву, но ее здесь не было.

9 апреля: танец на открытии Лондонского марафона

Мы будем танцевать и петь, когда побежим марафон. Мы не будем пить, мы поедим и потом побежим. Возможно, мы пробежим марафон за четыре часа, не очень быстро. Не думаю, что это будет трудно для нас – наша обувь сделана из покрышек и очень удобна.

10 апреля: катание на лошадях

Мы впервые ездили верхом на настоящей лошади. Удивительно, что люди могут говорить с ними, говорить им, куда идти, и они слушаются.

11 апреля: Тауэр

Мой дом в Танзании нравится больше, чем лондонские постройки. Жизнь гораздо более естественна без всех этих зданий. Это более западный стиль, мы можем жить на Западе, но я скучаю по деревне.

12 апреля: отдых в Кенте

Мне хочется завершить марафон и добыть питьевую воду, чтобы спасти жизни. У нас есть плотина, которую мы делим с дикими животными, и когда дети ходят за водой, они подвергаются опасности. Некоторые теряют жизни. На следующей неделе мы сделаем колодец и добудем воду, которая улучшит нашу жизнь. Потом я хотел бы изучать community development в Америке, чтобы стать великим вождем для своего народа.

На этом дневник заканчивается, а 13 апреля масаи вместе с сотнями других спортсменов приняли участие в марафоне. Четыре воина – Нгову, Ленгами, Нинна и Кесика – финишировали с результатом 5 часов 24 минуты 47 секунд, а их лидер Исайя – автор дневника – сошел с дистанции из-за травмы ноги. Шестой член группы, Тайко, сопровождал вождя в больницу. На следующий день масаи вернулись и завершили марафон, получив заслуженные медали.

Кстати, девятое место в марафоне среди мужчин занял россиянин Алексей Соколов, а в десятке лидеров среди женщин оказались сразу две россиянки: Светлана Захарова финишировала второй, а Людмила Петрова – пятой.