Интервью, Книги Семён Парижский: «Мы за то, чтобы ученый рассказывал об исследованиях, не снижая планки»

15.03.16 23:23 ,

Семён Парижский

Axis Mundi — фестиваль медленного чтения в рамках культурно-образовательного проекта «Эшколот». В программу фестиваля входит чтение книг с комментарием специалистов, «полевые исследования» и лекции. О том, что такое «медленное чтение» и зачем посвящать ему фестиваль, в интервью metkere.com рассказал Семён Парижский, филолог и программный директор «Эшколота». 

– Что такое «медленное чтение»? Оно чем-то отличается от того, как мы привыкли с детства читать книги?

– «Медленное чтение» появилось в репертуаре форматов проекта «Эшколот», с одной стороны, под влиянием традиционной практики чтения сакральных текстов, а с другой — по аналогии с движением Slow Food — как реакция на засилье поверхностного чтения эпохи «Фейсбука». Еще сто лет назад философ Михаил Гершензон писал: «Современный читатель не видит слов, потому что не смотрит на них. <...> Он на бегу, мельком улавливает тени слов и безотчетно сливает их в некий воздушный смысл, столь же бесплотный, как слагающие его тени». «Медленное чтение» вдохновляется также некоторыми идеями литературоведения и философии XX века (семиотика, reader-response criticism).

Каждый раз в качестве «лежачего полицейского», замедляющего чтение, выступает какой-то внешний аспект, размыкающий текст, обращающийся к социальному, историческому, культурному контексту. В этом принципиальное отличие «медленного чтения» (slow reading) от популярного во второй половине ХХ века «пристального чтения» (close reading), замыкающего текст на самом себе. Кроме того, понятия «текст» и «чтение» могут переноситься на такие знаковые системы, как живопись, кинематограф и архитектура. В «медленном чтении» принципиально не просто снижение скорости, а чтение как совместное занятие (в отличие от принятого в европейской культуре уединенного общения с книгой) и чтение как комментарий (активная позиция читателя, который в процессе чтения по сути пишет на полях свой собственный текст).

– Для чего вы проводите фестиваль? Чтобы был повод собраться хорошей компанией или есть какая-то глобальная цель?

– Успех первых экспериментальных семинаров медленного чтения был настолько неожиданным, что мы очень быстро были вынуждены придумать большой формат — Фестиваль медленного чтения, поскольку в формат ридинг-групп все желающие просто не помещались. Это выезд либо в Подмосковье, либо в другой город (Одесса, Петербург, Иерусалим), когда 75 человек в течение четырех-пяти дней только и делают, что с утра до вечера читают книги с комментариями разных специалистов. Тематика фестивалей очень разная (их было уже десять) — искусство перевода, параллельное чтение (сопоставительное чтение нескольких текстов одновременно), текст и его физический носитель (рукопись, самиздат), текст и его звучание (поэзия и музыка), архитектура как текст и др. В случае с фестивалем в Иерусалиме, который проводится уже третий раз, главная цель — исследовать город через текст, найти в древних, средневековых и современных источниках ключи к уникальному характеру этого города.

– По каким критериям выбирали лекторов? Чьему участию вы особенно рады?

– Роль «спикера» (понятная проблема с русской терминологией, «лектор» отсылает к другим образовательным моделям) в проекте «Эшколот» — ключевая и очень сложная.

Мы против популяризации, мы за то, чтобы ученый рассказывал о своих исследованиях, не снижая планки, не упрощая, но при этом так, чтобы в это мог врубиться неспециалист. Это как лучшие образцы нон-фикшн, только в устной форме.

Львиная доля моих усилий в качестве программного директора уходит на поиск таких людей, их мало, с ними надо работать, готовить сопроводительные материалы, подстраиваться под их расписание. Большинство преподавателей иерусалимского фестиваля — это профессора Еврейского университета в Иерусалиме и других израильских университетов, в основном русскоязычные.

Из «премьер» этого фестиваля я бы особенно отметил блестящего историка и археолога Яну Чехановец, специалиста по грузинскому и армянскому Иерусалиму, я с нетерпением жду ее семинаров по чтению «граффити», оставленных в Иерусалиме паломниками из разных стран, в разные эпохи, на разных языках.

– Какая часть фестиваля заслуживает того, чтобы бросить все и непременно принять в нем участие?

– Самое «вкусное» на фестивале — это «полевые исследования», своего рода мини-экспедиции по Иерусалиму под руководством гидов-ученых. Эти экспедиции совсем не похожи на обычные экскурсии, они требуют от участников гораздо больших усилий, но зато открывают в Иерусалиме то, что во всех смыслах не лежит на поверхности. В этот раз, например, участники отправятся в поход по городу с геологом и ботаником.

– Какую из последних прочитанных книг вы порекомендовали бы всем добрым людям?

– Автор, который, на мой взгляд, заслуживает большей известности в России, это всемирно известный керамист Эдмунд де Вааль, написавший две книги в жанре нон-фикшн, которые глотаются как детективы и в которых интеллектуальная страсть достигает такого накала, что способна обжигать фарфор. Первая книга уже вышла по-русски — «Заяц с янтарными глазами», а вторая — «Белая дорога: история одного безумия» пока ждет своей очереди.

В подготовке материала участвовала Светлана Чипизубова.

Понравилась заметка? Получайте еженедельный дайджест наших лучших материалов: