Диалоги, Образование, Приложения и сервисы Диалоги: чиновники, анскулинг и сокращение обыкновенных жаб

25.07.14 11:05 ,

Илья Кабанов и Денис Балуев
Фото: Настя Парфенова.

«Диалоги» – это новая рубрика metkere.com, в рамках которой Денис Балуев и Илья Кабанов обсуждают науку, культуру, образование, технологии, книги, фильмы, подкасты, лекции, еду, напитки, женщин, мужчин, космонавтов и другие волнующие всех события и явления. В четвертой серии речь идет о родительском образовании, электронных госуслугах и алгебре для дошкольников. 

ИК: Всегда тяжело начинать новую часть «Диалогов» – так много разных тем хочется обсудить. Пока думал о четвертом выпуске, увидел новость, продолжающую поднятую нами ранее тему: школьники разработали сервис, подсказывающий наиболее безопасный маршрут от дома до школы. Гениально, по-моему. Просто и полезно – в наиболее возвышенном смысле слова. Было бы здорово увидеть такое приложение в России, но открытость данных госорганов до этого пока не дошла, к сожалению.

ДБ: У большинства государственных сервисов одна огромная проблема: они пытаются сделать все и сразу. Получается в большинстве случаев плохо. Возьмем сайт «ГосУслуги» – вместо того, чтобы сделать пять, ну максимум десять «киллер-фич» с самыми востребованными услугами (и карта криминальной обстановки могла бы быть одной из них!) нам при при запуске сервиса показали огромный список услуг, которые мало кому нужны. Забыли про правило Парето, совсем забыли.

Вообще, я крайне мало знаю людей и компаний, который занимаются информационными технологиями в государстве – в основном это безымянные люди в серых пиджаках. И продукты у них получаются соответствующие. На ум приходит только замечательная Екатерина Аксенова и ее сайт gov-gov.ru и директор департамента информатизации новосибирского правительства Анатолия Дюбанова, который тоже оказался очень классный. Неужели все?

ИК: Согласен, что в плане электронных государственных услуг их разработчикам есть к чему стремиться. С другой стороны, учитывая фон их создания, то, что мы имеем сегодня, можно считать большим достижением. Ты же помнишь, что начиналось все даже не с нуля, а с отрицательных величин – одни учреждения вели только бумажный документооборот (в XXI веке!), другие разрабатывали собственные системы, не совместимые с теми, что делали в соседних регионах или даже кабинетах. 

Тут, конечно, было бы интересно посмотреть на опыт других стран. Несколько недель назад в подкасте Севы Новгородцева услышал новость о том, что Эстония планирует раздавать «виртуальное гражданство» – житель любой страны сможет получить карточку доступа к ряду эстонских услуг в финансовой, например, сфере. Вот это очень интересно, конечно.

Возвращаясь к образованию: в «Троицком варианте» вышла паническая статья о промежуточных итогах сдачи ЕГЭ в этом году. Повод для паники действительно есть: после того, как Рособрнадзор, в основном, прижал поставленное на поток списывание, стало ясно, что школьники не справляются с тестами. То есть, не могут решить самые элементарные задачи и ответить на простейшие вопросы. Я проверил себя – нет, поводов для беспокойства пока нет, большинство примеров из статьи я быстро решил. Но история кошмарная. Фактически, учителя пять лет готовят школьников сдавать ЕГЭ, забывая при этом учить их, собственно, чему-то. 

ЕГЭ по математике

В книжке «Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху» описывалась похожая ситуация, когда после революции большевики решили, что им нужны не умники, а пролетарии, разогнали старых преподавателей, выкинули из школьной программы «ненужные» предметы, разрушив в процессе всю школьную инфраструктуру. Уже через несколько лет стало понять, что это путь к катастрофе и образованием занялись всерьез, но вступил в дело отложенный эффект – учителями стали жертвы этого первого постреволюционного образования. В итоге как минимум до середины 1930‑х советское образование было очень посредственным. Вот смешная (или жуткая) цитата:

В 1936 году Москву облетела фраза одной учительницы, которая, видя, как тонет ребенок, не нашла ничего более умного, чем сказать: «Это ученица не из нашей школы».

Урок в советской школе
Фото: Людмила Таболина.

Сейчас, видимо, история повторяется. Я вижу тут единственный способ избавить детей от печального будущего: родители должны сами заниматься их образованием.

ДБ: Есть такой менеджерский принцип, его активно вдалбливали в мою голову при работе на Heineken – People do what you inspect, not what you expect. («Википедия» приписывает эту фразу бывшему председателю совета директоров IBM Лу Герстнеру, но что-то мне подсказывает, что эту мантру придумали задолго до него). То есть, люди делают то, что ты проверяешь, а не то, что ты от них ожидаешь получить. Начнешь требовать результатов тестирования – будут «натаскивать» именно на них, считая все остальное (а именно: глубокое понимание, творческий подход, формирование картины мира) неважным, ведь от этого не зависит итоговый балл.

При этом я не считаю ЕГЭ безусловным злом – с задавленной коррупцией он, возможно, впервые за много лет обеспечивает относительно равные права для всех выпускников школ. Такие «социальные лифты» тоже обладают отложенным эффектом, поэтому результат мы увидим далеко не сразу. Но хотя бы ради них стоило заваривать всю эту кашу.

Кстати, очень хочу инфографику, которая покажет, сколько людей из регионов поступило в столичные ВУЗы с разбивкой по годам. Давай сделаем? Нужно только найти данные.

Пока писал, пришел в голову еще один плюс от ЕГЭ – из за его большей прозрачности стало гораздо проще показывать преимущества самостоятельного обучения. Если твой ребенок самостоятельно успешно проходит тесты на сервисе Яндекс.ЕГЭ то какая, собственно, разница – ходит он в школу или нет и какие у него там оценки? Получается такой первый шаг к Анскулингу.

Про родительское образование ты совершенно правильно заметил – только так в нынешнем бардаке можно помочь своим детям разобраться в тонкостях современного сложнейшего мира, показать его сложность и красоту, научиться противодействовать пропаганде и думать своей головой, а не чужими штампами, искать информацию, классифицировать, фильтровать, распознавать, обобщать,находить противоречия в огромном потоке данных, обрушивающемся ежедневно на наши головы, и, наконец, уметь полностью отключаться от всего этого безумия и отдыхать.

ИК: Расскажи, какие обучающие приложения ты показывал сыну? Что его заинтересовало?

ДБ: Его заинтересовало на удивление немного. Штуки, которые мне самому нравились, ему были так – на полчаса попробовать и отложить в сторону. Попробовав несколько приложений, я догадался, в чем проблема – сосредоточившись на обучающих моментах, дизайнеры игр напрочь забывали об игровых механиках. Баланс между чистой игрой и тоскливым учебником оказалась очень сложным и не всем разработчикам удалось его найти.

dragonbox

По-настоящему его заинтересовали только две «обучалки». Первая называется Dragon Box. Она, не поверишь, учит 6–7 летних детей решать алгебраические уравнения. Да, те самые с «иксами», которые обычно проходятся в 5–6 классе школы. Делается это совершенно гениальным и хитрым путем. Понимая, что сразу давать малышам абстрактные буквы и цифры нельзя, они придумывают свою вселенную с очень простыми правилами. Игровое поле разделено на левую и правую части. Задача игрока – сделать так, чтобы загадочная коробка со звездочкой осталась в своей части поля одна. А затем, от уровня к уровню, нам начинают показывать. новые правила. Например, что на зеленый смерч достаточно щелкнуть – и он испарится, словно его и не было – так вводится понятие нуля. Или, например, если одна жаба сидит на жердочке, а вторая – под жердочкой, то можно «подтащить» одну к другой и тогда они смешно лопнут! Ты уже понимаешь, что за один уровень нам показывают так называемое «сокращение обыкновенных дробей»? Да, на примере жаб, но ведь это одно и то же, число это просто предельная абстракция жаб, палочек или камней. 

Уровню к шестому становится понятно, что левая и правая часть игрового поля – на самом деле левая и правая часть уравнения, а загадочная коробка – это и есть икс. Постепенно знакомые фигурки исчезают, а на их месте (плавно – шаг вперед, два шага назад. Чтобы не испугать) появляются привычные знаки цифр и математических операций. Очень классная игра. Оказывается, есть версия 12+ с более сложными уравнениями. 

Мне кажется, в «Драконьем ящике» авторы нащупали универсальный способ обучения – они на очень простых, интуитивно понятных примерах вводят правила математики. В качестве опоры используются понятные ребенку образы игрушек, зверьков и бабочек. Затем опору незаметно убирают и в мире математики он продолжает плыть самостоятельно.

cargobot

Вторая игры называется CargoBot и, признаюсь честно, я играл в нее больше, чем Сашка. Потому что она не только для детей, но и для программистов. Цель каждого уровня очень простая – используя инструкции для механической руки, заставить ее перенести ящики из одного места в другое. Инструкции представляют собой карточки из которых нужно составить как можно более короткую программу. С увеличением сложности в игре появляются циклы, ветвления и даже подпрограммы. Несмотря на некоторое однообразие, играть в нее и находить самое короткое решение очень интересно, а замысловатое движение механической руки под руководством составленной тобой программы (особенно на последних уровнях) завораживает – она словно раскладывает из ящиков запутанный пасьянс.

Подпишитесь на рассылку «Записки архивариуса» о науке и жизни.