История, Кино, Право и преступления Как судили нацистов в кино

22.05.20 16:07 , ,

Как судили нацистов в кино

После окончания Второй мировой войны страны-победили начали судить проигравших. Фильмы про эти трибуналы снимали как по свежим следам, так и в наше время.

Киноленту «Суд в Нюрнберге» (Judgment at Nuremberg) режиссер Стэнли Крамер снял по сценарию драматурга Эбби Манна в 1961 году. По свежим, можно сказать, следам — после описываемых событий прошло немногим более десяти лет. Еще живы прототипы героев, а некоторые актеры не просто были современниками войны, но и участвовали в ней.

«Суд в Нюрнберге» не претендует на историчность. Среди его героев нет реально существовавших людей (хотя их образы узнаваемы), да и действие авторы перенесли в 1948 год, хотя настоящий Процесс над судьями, вдохновивший сценариста, проходил годом ранее. При этом фильм выглядит абсолютно документальным.

Возможно, дело в том, насколько близкой оказалась тема для артистов: одним пришлось в свое время бежать от нацистов, другие сами побывали на фронте. К тому же, ровно посередине камерный процессуальный фильм разрывают на части снятые в концлагерях кадры. Позже этот прием использует Леонид Быков, включивший военную хронику в бессмертную картину «В бой идут одни старики».

«Суд в Нюрнберге» заканчивается титром, из которого зрителя узнают, что к 1961 году никто из осужденных в Нюрнбергских процессах военного командования США уже не находился в тюрьме.

Сериал «Токийский процесс» (Tokyo Trial) знакомит зрителей с малоизвестным — на фоне Нюрнберга — трибуналом для Дальнего Востока.

Вопреки распространенному в России мнению, Вторая мировая не закончилась 9 мая 1945 года. Япония капитулировала только 15 августа, официальной датой окончания войны большинство исследователей считают 2 сентября, а отдельные столкновения продолжались и после этого.

«Токийский процесс» всего за четыре часа довольно близко к тексту пересказывает ход трибунала, аргументы стороны и знакомит зрителей с основными позициями критиков трибунала и некоторой присущей ему избирательности правосудия. Даже советский генерал в сериале выглядит вполне симпатичной фигурой — хорошо, что тут обошлись без присущей западному кинематографу демонизации русских.

Трибунал для Дальнего Востока организовал главнокомандующий союзными оккупационными войсками Дуглас Макартур по образу и подобию Нюрнбергского процесса. Как и в Нюрнберге, преступления обвиняемых были разделены на три категории — преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности.

Макартур привлек в качестве судей представителей одиннадцати держав — намного больше, чем было в Нюрнберге. Важным отличием трибунала было включение в него судей из азиатских стран — Индии (тогда еще британской), Филиппин и Китая. Судьи быстро разделились на фракции: большинство англосаксов и примкнувшие к ним представители СССР и Китая требовали крови, а судьи из Франции, Австралии, Филиппин и Индии по разным причинам оппонировали им.

Кто-то считал обвинения несостоятельными, а кто-то наоборот слишком мягкими. Одной из главных претензий судей-диссидентов был иммунитет членам императорской семьи, выданный оккупационными войсками. Если император неподсуден, то как можно судить подданных, выполнявших его волю?

Главное украшение актерского ансамбля сериала — великий индийский артист Ирфан Хан в роли судьи Радхабинода Пала. Пал стал единственным судьей, призвавшим к оправданию всех подсудимых. Он считал сам трибунал нелегитимным судом победителей над побежденными, а обвинения — ничтожными, поскольку преступления против мира и человечности стали считаться таковыми уже после окончания войны.

Аргументы Пала остаются основной претензий к Нюрнбергскому и Токийскому процессам и сегодня. Имеют ли победители моральное право судить побежденных, если сами совершали такие же преступления? Может ли закон в исключительных случаях обладать обратной силой? Стоит ли ради сохранения национального спокойствия предоставлять иммунитет главе государства, отправляя на скамью подсудимых его подчиненных?

Спустя 75 лет после окончания Второй мировой эти вопросы по-прежнему актуальны и, видимо, нам придется искать на них ответы до тех пор, пока продолжаются войны.

Подпишитесь на мою рассылку о мире после пандемии: