Астрономия, Право и преступления Как директор новосибирского планетария создал научный музей: с чего начиналось «дело Масликова»

15.01.19 08:21

Фото: Валерий Панов/ведомостинсо.рф.

Новосибирску сильно повезло. В 2011 году, когда отмечалось 50‐летие со дня полета в космос Юрия Гагарина, из федерального бюджета было выделено 200 млн рублей на строительство в городе современного планетария. Уже в феврале 2012‐го он открыл двери для посетителей. Другим сибирским городам оставалось только завидовать — ничего подобного за Уралом еще не было.

Директором планетария назначили астронома Сергея Масликова — редкий случай, когда к руководству допустили человека, хорошо разбирающегося в вопросе. Это позволило быстро поставить учреждение на ноги. Планетарий стал изюминкой Новосибирска, поток посетителей превысил 100 тыс. в год. Сюда приглашали гостей города. На базе планетария прошли международные мероприятия — например, фестиваль полнокупольных фильмов «Кинокупол» в 2014 году и олимпиада по астрономии «Малая Медведица» для школьников в 2017‐м, сообщает Тайга.инфо.

Планы были еще масштабнее. Городские власти объявили, что планетарий — лишь первая очередь большого образовательного и развлекательного комплекса на Ключ‐Камышенском плато, в который позднее должен был войти музей науки и техники. В последующие годы в проектах эта грандиозная площадка называлась то детский технопарк, то политехнический музей Sciberia, то региональный ресурсный центр, то просто — вторая очередь планетария.

Обещания звучали с самых высоких трибун, но ничего не происходило. Чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки, Сергей Масликов пошел на непопулярные в коллективе меры. В 2014 году он при поддержке руководства города создал в планетарии «Научный музей», но дело по‐прежнему не продвигалось. Ну, нет в регионах денег на такие глобальные проекты для детей — если решение не принимается на самом высоком уровне.

К моменту открытия планетария в нем имелся только один, хотя и внушительный, научный экспонат — маятник Фуко на подвесе в 15 м в отдельно стоящей башне. Ряд экспонатов появился в первый год работы — на это были выделены бюджетные средства для минимального наполнения объекта. С тех пор вот уже шесть лет экскурсоводы с гордостью демонстрируют посетителям в фойе перед входом в звездный зал черную дыру, плазменный шар, турбулентный шар, большой глобус Луны.

Больше таких подарков со стороны мэрии не было. К счастью, кое‐что безвозмездно передали друзья планетария, заинтересованные в его развитии. Так появились солнечные часы и арка «Галактика» на территории. Уникальный линзовый объектив диаметром 250 мм передал в планетарий Институт гидродинамики СО РАН, коллекцию метеоритов — новосибирский любитель астрономии.

Но директору и этого было мало. Хотелось иметь в планетарии не только макеты, но и настоящие научные инструменты прошлого. Их можно было приобрести у антикваров или через интернет‐аукционы. Чтобы найти что‐нибудь стоящее, Сергей Масликов регулярно обходил антикварные магазины и посещал воскресную тусовку антикваров в ДК имени Чкалова. Во время поездок в другие города первой целью был местный планетарий, второй — антиквары. Так в планетарии появились реальные оптические инструменты XIX века —военный бинокль, подзорная труба к кожаной оправе, и такие вещи, название которых не всякий слышал — гониометр, графометр, орери, не говоря уж об астролябиях — теперь их тут несколько.

Гордостью директора стал действительно редкий инструмент, приобретенный по случаю в конце 2017 года. Это астрономический универсал АУ‐01 — сверхточный теодолит весом 50 кг. С его помощью прежний владелец производил геодезическую привязку стартовых сооружений космодрома «Восточный». Хозяин ушел из жизни, а наследники стали распродавать имущество. Так АУ‐01 попал в планетарий, да еще в комплекте с астрономическим хронометром и целым набором запасных частей, все в исправном состоянии — за 60 тыс. рублей. По оценке московских экспертов, он стоит как минимум в два раза дороже, а через десяток лет цены ему не будет — таких приборов в России всего два.

Для некоторых покупок нужны были наличные средства, а их в муниципальном казенном учреждении не может быть по определению. Чтобы получить средства, Сергей Масликов задействовал стороннюю организацию. Когда‐то, еще до того, как появилось учреждение, эта организация и была создана для помощи планетарию. Организация сдавала в аренду оборудование, востребованное в среде «киношников». «А зачем оно будет лежать без дела в перерывах между периодами его использования», — наивно думал директор. Тем более, что представители компаний, которым нужно было оборудование, буквально выпрашивали камеру, которую они больше нигде в Новосибирске найти не могли. В результате с помощью этой редкой камеры выполнено много интересных и полезных проектов. Все полученные средства директор тратил на нужды планетария. Все были довольны.

Но в один прекрасный момент деятельность директора была объявлена преступной. Сдавать оборудование в аренду он не имел права. И это действительно так. С точки зрения закона, лучше бы оно лежало вообще без движения — за это не наказывают. Так что все полученные таким образом средства стали называться взятками. Но деньги, вырученные от сдачи в аренду оборудования, шли на нужды планетария. Это подтверждается и документами, и свидетельствами участников. Иначе непонятно, откуда взялись все эти объекты в экспозиции планетария. Но следствие, похоже, этот вопрос себе не задает.

Возможно, директор был неправ, когда не по правилам сдавал оборудование в аренду. Но что теперь делать с имуществом планетария (государственного, между прочим, предприятия), которое приобретено на полученные деньги, по версии следствия — незаконно? Существует даже страшный термин — «легализация имущества, полученного преступным путем». Это имущество находится на балансе планетария и фактически принадлежит мэрии Новосибирска. Подчеркиваю еще раз — не в личном имуществе директора, а в муниципальной собственности. Сотни тысяч посетителей планетария в течение нескольких лет могли лицезреть эти экспонаты в выставочных витринах.

Наконец, долгое расследование этого «преступления» завершено и дело передано в суд. Хочется верить, что «советский суд — самый справедливый суд в мире», и директора планетария накажут не очень строго, соразмерно «тяжести его преступления». Как в фильме «Берегись автомобиля»: он виноват, но он не виноват! Он действовал не в личных интересах. Вырученные от его деятельности средства направлялись, как у упомянутом фильме, детям — основным посетителям Большого новосибирского планетария, который становился все более интересным благодаря действиям его директора.

Автор — Сергей Язев, доктор физико‐математических наук, профессор Иркутского государственного университета, директор астрономической обсерватории ИГУ.

Понравилась заметка? Получайте еженедельный дайджест наших лучших материалов: