История, Лингвистика Как учёный дешифровал письменность майя, не покидая Ленинграда

10.03.18 14:13 , ,

Юрий Кнорозов Фото: ТАСС.

Письменность американских индейцев майя больше похожа на комикс без слов, чем на привычный текст. Немецкий исследователь Пауль Шелльхас, отчаявшись расшифровать иероглифы, написал статью c названием «Дешифровка письма майя — неразрешимая проблема». Статья попалась на глаза студенту исторического факультета МГУ Юрию Кнорозову. Он решил попробовать свои силы в дешифровке — и стал первым, кому удалось прочитать написанные майя тексты. При этом учёному даже не пришлось покидать Ленинград.

Сначала Кнорозов перевел со староиспанского на русский «Сообщение о делах в Юкатане», книгу о жизни майя во время испанского завоевания. Книгу в 1566 году написал монах Диего де Ланда по мотивам трудов индейца Гаспара Антонио Чи, получившего европейское образование. Кнорозов догадался, что индеец записывал майянскими знаками не звуки, а названия испанских букв, и что алфавит из 29 знаков в «Сообщении» — ключ к дешифровке письменности.

Как учёный дешифровал письменность майя, не покидая Ленинграда

У Кнорозова были на руках три рукописи майя. Он подсчитал, что в них всего 355 самостоятельных знаков, то есть письменность — слоговая, а точнее — фонетическая. Используя в качестве ключа алфавит Ланды, Кнорозову удалось прочесть некоторые знаки. Че‐е — так в Мадридской рукописи записано слово «че», означающее дерево. Че‐ле — «чель», радуга, имя богини Иш Чель. К’и-к’и – к’ик’ — шарики душистой смолы, ма‐ма — так в Дрезденской рукописи записано имя божественного предка по имени Мам.

Кнорозов разделил корни и остальные части слов, а затем проанализировал, как часто повторяются и как сочетаются знаки, — это позволило выявить служебные слова, главные и второстепенные члены предложения. Теперь Кнорозову уже не составило труда предположить общий смысл предложений. Правильность дешифровки он проверял с помощью «перекрестного чтения». Исследователь нашел несколько подходящих примеров: у‐лу —> ул, «приходить»; у‐лу‐ум —> улум, «индюк»; ку‐цу —> куц, «индюк»; цу‐лу —> цул, «собака». Эти примеры часто подтверждала сопровождающая сцена с изображением индюка или собаки.

Расшифровка письма майя растянулась на несколько лет. В это время Кнорозов защитил диплом по шаманству и собирался поступить в аспирантуру, но его не взяли ни в МГУ, ни в Институт этнографии из‐за того, что он и его семья во время войны находились на оккупированных территориях. В итоге учёный устроился в ленинградский Музей этнографии народов СССР, где, как иронично заметил сам Юрий Кнорозов, он выбивал пыль из туркменских ковров. Кнорозов поселился в музейной комнатке‐пенале, а его соседом несколько месяцев до очередного ареста был Лев Гумилёв.

Именно в Ленинграде в начале 1950‐х Кнорозов завершил дешифровку, а в 1955 году защитил диссертацию. Молодому исследователю сразу присвоили докторскую степень, а в научном мире его начали почитать как гения и надежду страны. В 1956 году он представил доклад о своей работе на международном конгрессе американистов в Копенгагене.

Ни разу не побывав в Мексике, не выходя из кабинета, советский исследователь сделал то, чего не смогли добиться учёные, годами работавшие в Центральной Америке. Сам Кнорозов замечал: «Я — кабинетный учёный. Чтобы работать с текстами, нет необходимости скакать по пирамидам».

В 1989 году невыездного до того времени Кнорозова впервые отпустили в Гватемалу. Там его сводили к главным достопримечательностям, оставшимся от майя. Великий учёный умер 30 марта 1999 года. Пять лет спустя на могиле поставили памятник — стелу из белого известняка на невысокой ступенчатой платформе. На ней рельеф — Юрий Кнорозов с любимой кошкой Асей на руках, которую он как‐то попытался записать в соавторы научной статьи.

Источник: Википедия.

Понравилась заметка? Получайте еженедельный дайджест наших лучших материалов: