Кино, Рецензии Оз, великий и ужасный

12.03.13 13:03 ,

oz-balloon

Сэм Рэйми снял предысторию Волшебника страны Оз, неожиданно показав его раскаявшимся бабником. Подход Рэйми к баумскому снаряду на первый взгляд выглядит торжеством инфантилизма: начав с ужастиков про зловещих мертвецов, он получил всемирную известность как постановщик пубертатного «Человека-паука», после чего окончательно впал в детство и сделал «Оза».

В первом приближении фильм подтверждает этот тезис: «Оз» – это наивная и предсказуемая детская сказка, от которой взрослым лучше держаться подальше из-за скучного сценария и плоской игры актеров. Но есть нюанс.

Фильм можно – и, полагаю, нужно – рассматривать, как рефлексию приближающегося к кризису среднего возраста повесы об ошибках молодости. Слишком явные рифмы между «реальной жизнью» главного героя и его приключениями в волшебной стране становятся менее раздражающими, если посмотреть на них с позиций самоанализа. Герой Джеймса Франко рефлексирует о бесцельно проведенной первой половине жизни, параллельно даруя себе шанс на исправление, который выглядит как обещание «с понедельника начну делать зарядку».

Брошенные им девушки превращаются в ведьм и пытаются его убить, игнорируемый друг доказывает свою верность и получает признание, парализованная девочка начинает ходить – в сказке (и во сне) очень просто понять свои ошибки и исправить их. 

В фильме полно намеков на сюжет классического «Волшебника страны Оз». К примеру, оставшаяся в Канзасе подруга Оза (точная копия доброй волшебницы) собирается замуж за человека с фамилией Гейл, а это значит, что она станет мамой Дороти Гейл (в сказке Волкова – Элли). Когда Теодора плачет, кожа на ее лице «тает» – спустя 20 лет Дороти убьет злую колдунью, облив ее водой. Одно из чучел, которых протагонисты используют в войне со злыми волшебницами, очевидно, станет Страшилой, а напуганный Озом лев – это, безусловно, Трусливый Лев.

Визуально «Оз» Рэйми делится на две неравные части: черно-белый бродячий цирк в Канзасе перед ураганом и буйство красок в Волшебной стране. Первая часть – вместе с предшествующими ей головокружительными титрами – оказалась гораздо интереснее. Показывать цирковой быт начала века режиссеру явно интереснее, чем фантазировать о летающих обезьянах и фарфоровых девочках.

С другой стороны, все могло быть хуже – Сэм Рэйми мог продолжать снимать «Человека-Паука».

Спасибо «Синема Парку» за приглашение на IMAX-премьеру!

Подпишитесь на рассылку «Записки архивариуса» о науке и жизни.