Алкоголь, Колонки Самогонщики: как инженеры на рынок вышли

Автор: Виталий Серафимов
20.02.15 18:49 ,

samogon2

Очередной кризис, грянувший, как, впрочем, и всегда, внезапно, снова заставил задуматься, что же может спасти простого обывателя от перепадов курсов, взлёта цен и прочих катаклизмов, случившихся даже на моём веку не единожды. И пока мы суетимся, скупая, в зависимости от глубины кошелька и величины запасов, квартиры, плазменные телевизоры или гречку, среди нас есть люди, которые, пусть и не жируя, поплёвывают на кризисы с высокой колокольни уже десятки лет, благодаря смекалке и умению приспособиться к любым условиям…

Началась эта история ещё в конце восьмидесятых, когда рушилась страна, человеко-часы утекали в человеко-очередях за вожделенным продуктом, а перспектив не наблюдалось даже в самом отдалённом будущем. И тогда, независимо друг от друга, каждый в своём городе, простые советские инженеры решили, что хватит зависеть от государства, ждать всеобщего благоденствия и конвертируемости валют, пора самим стать производителем такой валюты. И каждый из наших инженеров пришёл к тому единственно возможному выводу, что в нашей стране никогда не падает в цене только одна валюта, универсальный эквивалент оплаты на все времена – алкоголь. После чего будущие Кулибины ушли кто в отпуск, кто и вовсе уволился из своих секретных институтов (были и такие, с корочками питерского, на минуточку, космического института, после которого маячила перспектива как минимум работы в ЦУПе или Звездном городке) – и отправились в библиотеку, чтобы изучить в теории то, чем они будут заниматься на практике в последующие десятилетия.

samogon1 Иллюстрация: alcopribor.ru.

Инженеры пролистали страницы, где говорилось об основах дистилляции и простейшей конструкции для её осуществления: перегонного куба, пароотводной трубки и охладителя.

В те годы ещё в силе был закон о запрете самогоноварения, но необходимую литературу можно было найти в хранилищах и архивах, потому кроме простых описаний нашлись и рисунки средневековых самогонных аппаратов, где на металлическую нагревающуюся емкость был установлен так называемый шлем с трубой для отвода пара, который, в свою очередь, переходил в змеевик, погруженный в чан с холодной водой. Для герметизации конструкции в те же средние века было принято использовать ржаное тесто.

После изучения азов будущие самогонщики – опять-таки независимо друг от друга – принялись немедленно совершенствовать увиденное. Всё, конечно, было придумано задолго до них, все усовершенствования были лишь перепевками давно уже пройденного кем-то, но каждый верил, что именно его конструктивное вмешательство улучшает процесс изготовления конечного продукта. Так в самогонном аппарате у каждого появился сухопарник – промежуточная емкость на пароотводной трубке между перегонным кубом и охладителем, – с его помощью боролись с попадание брызг и пены в дистиллятор. На перегонный куб добавили термометр – для контроля над процессом разделения жидкости на фракции. Чтобы повысить крепость и степень очистки, реконструкторы модернизировали ректификационную колонну, нарастив высоту с помощью трубки из нержавеющей стали – царги. Кто-то из инженеров даже попробовал повторить конструкцию арабского аламбика – она была удобна тем, что в неё можно было подкладывать лёд для охлаждения.

samogon3 Фото: mygazeta.com.

Кроме того, изобретатели решили предусмотреть в конструкции тэновый способ нагрева – то есть, не на электрической плите и не на открытом огне, а с помощью трубчатого нагревателя. Тут тоже было решено идти инновационным путём, и ТЭНы были закуплены на одном из бывших оборонных предприятий в Миассе – я сам покупал там те же изделия много лет для семейного предприятия и о качестве продукции советской оборонки знаю не понаслышке.

Пароотводные трубки делали поначалу в классическом исполнении, из металла, лишь недавно перейдя на современный нетоксичный силикон, оставив, впрочем, змеевик медным. Медь вообще стала главным материалом – ведь именно из неё изготавливались арабские аламбики и алькитары, вертикальные дистилляционные аппараты, самым старым из которых уже сотни лет, а они всё продолжают работать без сбоев на благо каких-нибудь португальских ценителей натурального производства. Медь, кроме всего прочего, абсорбировала оксид серы в исходном сырье, сохраняя запах и вкус…

Так, в библиотеках и первых попытках собрать опытные конструкции, прошло несколько месяцев. Менялись и модернизировались перегонные кубы, пробовались разные материалы и режимы использования, но теперь, по прошествии двух, а у кого-то и трёх десятков лет, наши герои стали у себя более чем популярными производителями главной и универсальной российской валюты — самогона обыкновенного, крепостью от 45 до 70%, материал заказчика или, на ваш выбор, изготовителя. В Санкт-Петербурге в качестве продукции, привезённой из Пушкина, где осел тамошний инженер-самогонщик, могут убедиться завсегдатаи и друзья знаменитой галереи «Борей», в Екатеринбурге духмяный, на шишках и орешках, продукт доставляется откуда-то из-под Ново-Алексеевки, где поселился другой наш бывший (или нынешний – тут как считать) инженер, а в Новосибирске их и вовсе то ли двое, то ли трое, снабжающих вожделенной продукцией всех, от абрашинских литературных бездарей-генералов до вип-гостей известного антиквара, для которых хозяин изготавливает специальные «фирменные» этикетки с ятями и прочей атрибутикой старинного производства, наклеивая их на аутентичные «четверти», сохранённые ещё с царских времён.

Цена продукта не привязана к российским катаклизмам, но всегда и основательно ниже «казенки», пить которую всё невозможнее, а покупать всё накладнее. Бонусом для покупателей служит возможность заказа определённого сорта продукции – на яблочках-ранетках или, скажем, хардкорно, на простой пшенице, зачем искать от добра добра. Продавцы на вырученное особенно не шикуют, но и не бедствуют, поселившись в удалении от больших трасс и шумного города – кому нужно, тот и сам их найдёт.

Привезёшь, бывало, домой бутыль с прозрачной жидкостью, кинешь кедровых орешков в самогон, дашь настояться, достанешь вечерком из морозилки шмат сала, настрогаешь его ломтиками, дашь салу отпотеться, пока чистишь и режешь ядрёный репчатый лучок и лущишь зубчик чесночка, булькнешь в стопочку закоричневевшего на орешках и пахучего, кинешь в рот стопочку, чуть не сглотив её, нюхнёшь чернушки хлеба с семечками кориандра на горбушке – и вспомнишь добрым словом советских инженеров, из любого хлама способных создать не только автомат Калашникова, но и самогонный аппарат.

Будьте здоровы!

Понравилась заметка? Получайте еженедельный дайджест наших лучших материалов: